6+
МОУ "Скребловская средняя общеобразовательная школа"
:: Контакты
Адрес: 188273, Ленинградская область, Лужский район, пос. Скреблово
Телефоны:
Канц. (813 72)58 317
Учит. (813 72)58 528
E-mail:
sh_skr@luga.ru
:: Погода
НАШ КРАЙ
УСАДЬБЫ СВЯТЫНИ СОВХОЗ ЛЮДИ ПАМЯТНИКИ ПРИРОДА

СКРЕБЛОВО – старинное село на тракте, ведущем из Луги в Новгород. С середины XVIII века оно частями принадлежало трём владельцам. Во второй части села находилось четыре крестьянских двора и две барские усадьбы.Усадьба в Скреблово вид с озера Они принадлежали жене надворного советника Матрёне Семёновне Аргамаковой и поручику Андрею Ивановичу Мартьянову. Усадьбы тянулись вдоль берега озера. В первой части Скреблово поселения не было. Как говорили в старину, «земля впусте» принадлежала Михаилу Савичу Ишкарину.

На рубеже XVIII-XIX вв. единственным владельцем второй части села стал сын Мартьянова - Мартьянов Степан Андреевич, отставной капитан артиллерии времён Екатерины.

В 1825 году, очевидно, по купчей имение перешло от него к действительному статскому советнику Берг-коллегии Фёдору Ивановичу Какурину.

В 1820 году в Скреблово поселился его сын Николай Фёдорович. Дворяне Лужского уезда с 1836 по 1844 год избирали его депутатом для составления губернской родословной книги.

Какурины и выстроили господский деревянный дом (изображённый на фотографиях) – редкий памятник усадебного зодчества.

В 1858 году хозяйкой имения была уже сестра Солодовникова Анна Емельяновна Милюкова.

Уже через год она продала Скреблово с усадьбой Арсению Дмитриевичу Карамышеву.

Одна из последних фотографий усадьбы

Карамышевы – старинный дворянский род, ведущий начало с XV века, когда князь Иван III Васильевич пожаловал двум братьям Карамышевым земли на Псковщине.

В прекрасном состоянии оставил Арсений Дмитриевич усадьбу и всё имение, которое в 1867 году унаследовала его вдова Платонида Николаевна. В поверочной описи 1883 года, сделанной в связи с залогом имения, отмечалось: усадьба Скреблово небольшое, существует давно и по преклонности лет владелицы, не имеющей возможности преодолеть все хлопоты, отдаётся в аренду.

Сталин вместо Мичурина.

После смерти Платониды Николаевны её дочери Мария и Ольга снова заложили имение.

В 1901 году сёстры разделили имение, и усадьба с 68-ю десятинами земли отошла незамужней Ольге Арсеньевне Карамышевой. Которая продала его выходцу из купцов потомственному почётному гражданину Павлу Семёновичу Андрееву.

В 1906 году он женился на 17-летней дочери грузинского князя Саломе Андрониковой. В тот же год Андреев выстроил в Скреблово школу для детей деревень Надевичье, Задубье и Госткино. В 1915 году он прикупил имение Алтуфьев Берег.

После революции 1917 года Андреев остался жить в Скреблово. Он много сделал для людей, занимался благотворительностью и потому ужился с местными крестьянами. Его молодая жена иммигрировала за границу и вышла замуж за Александра Яковлевича Гальперна. Саломе стала носить фамилию Гальперн-Андроникова. Анна Ахматова посвятила ей стихотворение «Тень».

Усадьба Голубково. С середины XVIII века до 1786 года имением владел Пётр Васильевич Бакунин (Меньшой) – тайный советник, член Коллегии иностранных дел, переводчик. Был правой рукой воспитателя великого князя Павла Петровича – Никиты Ивановича Панина.

В 1786 году имение по наследству перешло к сыну Петра Васильевича Модесту Петровичу Бакунину.

В 1799 году он продал сельцо и усадьбу Голубково с деревнями Горка, Госткино и Малая Хвошня прапорщику Дмитрию Герасимовичу Елагину.

В 1819 году Елагин отдал в приданое своей дочери Екатерине Дмитриевне, вышедшей замуж за лужского помещика, владельца имения Рапти и предводителя уездного дворянства Петра Григорьевича Базанина. Он заложил обе вотчины в Опекунском совете, наделал ещё много частных долгов и в 1848 году завещал Рапти продать, заплатить долги, что и было сделано.

Усадебный дом в Голубково

В 1851 году за Екатериной Дмитриевной Базаниной числилось имение Голубково с деревней Горка площадью 614 десятин земли.

В 1864 году оно перешло к её сыну Григорию Петровичу Базанину. Эскадр-адъютант Петербургского порта, он в чине подполковника в 1836 году вышел в отставку, перешёл на гражданскую службу, получив чин коллежского советника. С его смертью, последовавшей в 1876 году, пересёкся род Базаниных.

Голубково перешло по наследству к сестре Елизавете Петровне, жене Ивана Семёновича Спицына. Он, как и Базанины, принадлежал к новгородскому боярству.

В 1890 году она решилась заложить Голубково в банке, но не успела. Уже после её смерти это сделала жена Петра Ивановича Спицына, унаследовавшего это поместье, Лидия Модестовна.

Получив ссуду, Лидия Модестовна в 1895 году продала Голубково владельцу Нежгостиц Николаю Борисовичу Глинка-Маврину, который ещё раз заложил имение в 1903 году.

Когда все поместья Глинка-маврина были проданы с торгов в 1904 году, владельцем Голубково стал мещанин Роман Евлампиевич Захаров, перепродавший его через год Николаю Алексеевичу Кизельбату. Последняя владелица Голубково жена генерал-майора Ольга Генриховна Анцова купила его в 1908 году. Усадебный дом сгорел в 1992 году.

Усадьба Г.А.Львова (Боровое).

Первое название усадьбы – Боровое отражает её расположение среди соснового бора, второе – Львово она получила по фамилии владельца Георгия Александровича Львова, человека не совсем обычной судьбы. Он был незаконнорожденным сыном дворянки Александры Петровны Львовой. Она родила его, не будучи замужем, в 1879 году, когда ей было уже 42 года, в родовом имении «Мозули» Витебской губернии. Когда Георгию исполнилось 16 лет, Александра Петровна подала прошение на имя императора, как было принято тогда, об узаконении своего сына и причислении его дворянскому сословию. В марте 1897 года последовало высочайшее разрешение Георгию носить фамилию матери, отчество Александрович и пользоваться правами личного почётного гражданства, но не дворянства.

В 1904 году Георгий Александрович окончил Петербургский институт путей сообщения и служил по специальности в должности делопроизводителя службы движения.

В 1911 году оставил службу и занялся предпринимательской деятельностью, в которой быстро преуспел благодаря своим незаурядным деловым способностям.

В 1912 году А.Львов становится одним из директоров правления товарищества «Нефть», самого крупного в России.

Сблизившись с магнатами нефтяной промышленности, Львов становится крупным финансовым деятелем, промышленником, владельцем ценных бумаг и обладателем миллионного состояния.

Для отдыха и приёма деловых людей Львову потребовалась загородная резиденция.

Выбор Георгия Александровича пал на Лужский уезд, и в 1913 году он покупает у барона А.Е.Фалькерзама 23 десятины, а в 1915 году ещё 95 десятин земли у С.Я.Залшупиной из имения Нежгостицы.

Строительство усадьбы Львов начал сразу же после приобретения земли. Работу над проектом усадьбы Г.А.Львов предложил тогда никому не известному архитектору С.П.Иванову. В результате в период с 1913 по 1916 год на берегу Череменецкого озера появилась удачно вписанная в природный ландшафт усадебная композиция с центральным домом в классическом стиле, с обязательным бельведером и четырёхколонными портиками под фронтонами обоих фасадов. Интересной деталью стала вознёсшаяся над усадьбой беседка-ротонда, к подножью которой взбегает многоступенчатая лестница. Сцена встречи в имении Троекурова Маши и Дубровского из одноимённого фильма снята именно здесь.

В роли ландшафтного дизайнера выступила сама природа с естественными террасами-возвышенностями и вековыми соснами вокруг.

Но Георгию Александровичу Львову недолго пришлось пользоваться этой загородной резиденцией. Определённый интерес представляет его духовное завещание, сделанное незадолго до революции, в 1917 году. Доход с третьей части капитала должен составить благотворительный фонд имени Елены Ивановны и Георгия Александровича Львовых. После смерти жены и матери неизрасходованные ими средства должны войти в благотворительный фонд, который назначен «Обществу русских врачей» для борьбы с туберкулёзом, «Обществу по борьбе с проказой», «Обществу психиатров» и на создание интерната для беспризорных детей Санкт-Петербургской губернии.

Это завещание подтверждает, что наши купцы и капиталисты, сумевшие нажить деньги, не скупились на добрые дела.

С 1940 года Боровое – дом отдыха НКВД, в настоящее время – МВД.

Старинное село Югостицы находилось на самой южной оконечности Череменецкого озера и располагалось на красивом месте, у речки Куксы, впадающей в озеро. Через село проходили «гости с юга», в том числе и незваные гости - литовцы. По сведениям Санкт-Петербургской епархии, в 1964 году владелец Стефан Евстафьевич Зиновьев выстроил в деревне деревянную церковь во имя Покрова Божьей Матери.

С самого начала 18 века село Югостицы с деревнями Дубровка и Заречье принадлежало уже Неплюевым и передавалось по мужской линии. В 1783 г., когда поместьем владел Фрол Неплюев, в селе и в деревнях насчитывалось 42 крестьянских двора и душ мужского пола 201, женского 192, а в Югостицах была уже другая каменная церковь во имя Св. Николая Чудотворца. Последний владелец из рода Неплюевых Дмитрий Николаевич, незадолго до своей кончины в 1802 г. продал поместье князю Александру Михайловичу Белосельскому- Белозерскому.

Овдовев в 1972 г., Александр Михайлович через три года женился на Анне Григорьевне Козицкой, принесшей ему огромное состояние. Вскоре после женитьбы они купили участок на углу Невского проспекта и Фонтанки и выстроили по проекту архитектора Ф.И.Демерцова большой дом, перестроенный в середине 19 века А.И.Штакеншнейдером. А в 1803 г. они приобрели Крестовский остров, который вскоре обстроился дачами и стал излюбленным местом отдыха.

Одновременно Белосельские-Белозерские начали устройство своей усадьбы в Югостицах. Ведь у них было трое малолетних детей, и пребывание в сельской местности с хорошим климатом им было бы очень полезно. Выбранный вдали от села участок тянулся полосой вдоль берега Череменецкого озера и ограничивался с востока дорогой, ведущей из Югостиц на север. Усадьба занимала 25 десятин, но уцелела лишь центральная часть, где стоял господский дом, местоположение которого угадывается по расположению плотно посаженных двухсотлетних лип. Белосельские-Белозерские назвали усадьбу Световид не только из-за расположения на красивом возвышенном месте, но и за светлый вид на озеро, к которому прямо от дома была проложена широкая поляна, и ничто не мешало обозреть не только озеро, но и усадьбу Голубково, расположенную напротив, на другом его берегу.

Но Белосельские-Белозерские недолго пользовались этой усадьбой. Александр Михайлович умер в 1809 г., а Анна Григорьевна вскоре уехала в Москву, где у нее был собственный дом на Тверской и обширная усадьба Льялово под Москвой. В Петербурге она бывала наездами, но успела прикупить к лужскому имению две деревни – Чайкина и Вяжищи, увеличив его площадь до 3000 десятин. В 1820-е гг. она передала права владения этим имением единственному сыну Эсперу Александровичу, который редко в него наведывался, но об имении заботился, построил для причта церкви два дома и основал в Югостицах приходскую школу для крестьянских детей.

Начав службу в лейб-гвардии Гусарском полку, Эспер Александрович участвовал в русско-турецкой войне 1828-1829 гг., затем сражался с горцами в «Чеченском отряде» под командованием генерал-лейтенанта П.Х.Граббе, а по получении чина генерал-майора в 1843 г. был «назначен состоять» при Министерстве путей сообщения. Командированный в 1846 г. для ревизии лазаретов Николаевской железной дороги, Эспер Александрович заразился тифом и умер. В тот же год умерла и Анна Григорьевна.

Лужское имение перешло вдове Эспера Александровича Елене Павловне, урожденной Бибиковой, сыну Константину и двум дочерям. В память о муже вдова решила выстроить в Югостицах новую каменную церковь. Проект ее был утвержден в 1847 г., в 1853 г. строительство было закончено, но освящена она была только в 1859 г. Белокаменная, пятикупольная с трапезной и шатровой колокольней, она была решена архитектором А.Н.Романовым в «русско-византийском» стиле. В основе его лежала традиционная схема трехчастного храма 17 столетия с основным кубовидным объемом, притвором и колокольней. В обработке фасадов сочетались классические приемы: пилястры, тяги, широкие карнизы, арочные и круглые проемы с килевидными завершениями фронтонов, закомарами, ширинками, аркатурным поясом. Церковь с кладбищем были обнесены железной в каменных столбах оградой, а в 1874 г. на месте старой церкви поставили каменную часовню.

В 1861 г. был произведен раздел имения, единственным владельцем его стал двадцатилетний Константин Эсперович Белосельский-Белозерский. Он оставил себе лесной массив у деревни Вяжищи, остальные земли и усадьбу отдал крестьянам. Как распорядились крестьяне усадьбой неизвестно, но скорее всего использовали ее под сельскохозяйственные нужды.

Сейчас четкий прямоугольник парковых насаждений спускается к озеру, а по сторонам его раскинулись поля. Прекрасны ряды двухсотлетних лип в каре и единичные липы, сосны, ели, березы, клены, ясени, кусты сирени, акации желтой, жимолости, смородины, калины и шиповника. Ухода, к сожалению, за ними нет, поэтому насаждения ослаблены и повреждены, но местные природные условия благоприятствовали тому, что появился молодой липовый лесок, который затянул парковые поляны и верхнюю часть склона. По парку проложена грунтовая дорога и узкие тропинки, приводящие к берегу озера.

Усадьба Репьи раскинулась севернее Югостиц, на берегу Череменецкого озера, и ограничена с востока дорогой, ведущей вдоль озера на север. В последней четверти 18 в. «сельцо Репьево» принадлежало частями трем владельцам: майору Гавриле Ивановичу Назимову, титулярному советнику Василию Ивановичу Моложенинову и прапорщику Василию Ивановичу Косицкому. В сельце было 24 крестьянских двора и душ мужского пола 110, женского 130, поселение занимало 19 десятин. Севернее села, через дорогу от него, стояла маленькая усадебка, где был «один дом господский деревянный, при нем сада нет». Сохранившиеся двухсотлетние липы и ясени показывают, что небольшой парк существовал, а фруктового сада не было.

В конце 18 в. Василий Иванович Моложенинов откупил все части имения и стал его единственным владельцем. Был он в чине коллежского асессора и судьей Лужского уездного суда, воспитывал двух сыновей. Поместье унаследовал старший, Иван Васильевич, чиновник 5 класса. В 1836 г. он продал имение графине Екатерине Александровне Салтыковой, урожденной Безобразовой, которая в 1840 г. отписала вотчину в приданое дочери Софье Дмитриевне, вышедшей замуж за Александра Петровича Квашнина-Самарина, генерал-лейтенанта, получившего на гражданской службе чин действительного статского советника.

Молодожены устроили на месте небольшой усадебки настоящую барскую усадьбу со всеми необходимыми надворными и хозяйственными постройками, огородами, садами; разбили пейзажный парк. С юга к усадьбе подступало село, на востоке шла дорога. Вдоль дороги Квашнины-Самарины поставили ограду, старые березы в подъездной аллее заменили липами с разветвленными стволами, а дом расположили у кромки плато, переходившего в пологий и плавный склон к озеру. На границе с селом сгруппировали хозяйственные постройки: скотный двор, конюшни, каретник, птичник, бани, прачечные, ледник, амбар, ригу с гумном, дома для рабочих. Уцелели только валунный фундамент скотного двора, дом садовника и ледник, врытый в естественный склон, по которому насадили фруктовый сад.

Хотя рельефы в Репьях и Югостицах похожи, но парки, созданные в разное время, отличались друг от друга. Парк в усадьбе Репьи хорошо сохранился. Необычайную прелесть ему придают поляны, большие и малые, со свободно расположенными на них деревьями и кустарниками. Здесь царит приволье, нет никаких жестких пут, направляющих линий в идее аллей, рядов деревьев, тропинки свободно сбегают по склону и ведут к озеру. Круглые липы, прозрачные ясени, раскидистые вязы и клены окружены декоративными кустарниками, которых здесь как нигде много: жимолость, бересклет, смородина золотистая, акация желтая, дерен сибирский, рябина, лещина, боярышник сибирский, шиповник, жасмин, гордовина, жостер, клен татарский, сирень венгерская. Расположенные между разнотравьем лугов и высокими кронами деревьев цветущие кустарники придавали парку живописность и мягкость.

Особенно хорош парк в июле, который не зря называется «липец» за тонкий аромат в период цветения липы. Куполообразные кроны лип буквально усеяны золотисто-желтыми цветочками, да и бересклет в это время приобретает багрянец, «смеется коралловыми пятнами», по поэтическому определению С.М.Волконского. Такому парку мог соответствовать только классический господский дом с обязательным портиком, балконами, террасами, в окружении зелени и круглым партером перед ним. Скорее всего, он таким и был. Позволяет это предположить каменная часовня во имя Св. Александра Невского, поставленная Квашниными-Самариными напротив усадьбы, через дорогу, решенная в формах позднего классицизма. Она посвящена памяти Александра Петровича, умершего в 1859 г. Через год умерла и Софья Дмитриевна, которую похоронили в Череменецком монастыре.

По ее завещанию сыновья унаследовали отцовские имения в Псковской губернии, а лужское имение осталось за четырьмя дочерьми. В 1875 г. единственной его владелицей стала одна из них, Надежда Александровна Большакова, жена инженера-полковника Морской строительной части. Ко времени ее владения можно отнести железный мост, перекинутый через овраг, новый усадебный дом, облик которого до нас донесла фотография 1927 г. Он оказался диковинным, прихотливо-нарядным и сказочным, что было присуще «русскому стилю» 1870-х гг. В те годы жажда нового еще не сочеталась с истинным пониманием композиционных законов национальной архитектуры. Это присуще и усадебному дому в Репьях, также можно предположить, что его автором был Большаков.

Автор достиг пластичности чередованием выступающих и западающих частей, разнообразием и разновысотностью завершений, но динамизма объемов, свойственного ассиметричным «хоромным» строениям, нет, так как соблюдены абсолютная симметрия, зеркальное отображение частей, фронтальность композиции, ориентация на главный фасад. О «хоромности» напоминают лишь многоступенчатые башни, на которых сосредоточен декор, весьма разнообразный, но несколько тяжеловесный из-за выполнения его в штукатурке.

Строительством нового усадебного дома в «русском стиле» закончилось 150 –летнее владение имением Репьи Салтыковыми и их потомками Квашниными-Самариными и Большаковыми. В 1881 г. по купчей оно перешло от Надежды Александровны Большаковой к гражданскому инженеру Николаю Сергеевичу Кудрявцеву. При нем был сделан подробный план усадьбы, который не сохранился, но сохранилась опись построек. В ней числятся каменный жилой дом, глинобитная казарма, деревянная дача, рига и гумно, баня и прачечная, ледник, амбар, птичник, скотный двор, каретный сарай, навес, конюшни и каменная водокачка. В дополнение к ним в пустующем доме новый хозяин устроил мукомольную мельницу с паровым котлом, закрытую в 1889 г. из-за неисправности котла.

После смерти Н.С.Кудрявцева его вдова Александра Валентиновна, урожденная Сазикова, вынуждена была из-за недоимок отдать имение на торги. Его купила жена генерал-майора Евдокия Павловна Маслова, но уже в 1900 г. его владельцем стал Карл Яковлевич Паль, купивший соседние имения Большой и Средний Наволок и объединивший их подъездной аллеей.

Деревня Малый Наволок была построена на месте пашен деревни Большой Наволок, к югу от нее. В 1783 г. Малым Наволоком, как и сельцом Репьи, владели Гаврила Иванович Назимов, Василий Иванович Моложенинов и Василий Иванович Косицкий. В деревне было 13 дворов, душ мужского пола 63 и женского 70. В 1817-1822 гг. две части деревни купил Егор Карлович фон Лоде, а третья часть, лежащая между его владением и Большим Наволоком, стала казенной. Егор Карлович назвал свое имение Средний Наволок. Его участок в 120 десятин занимали пашни, крестьян не было, их он купил вместе с деревней Бутковичи. Формирование усадьбы было закончено к 1837 г. На западной стороне постройки были господские, на восточной – хозяйственные. Дворовых было 32 человека: 15 мужчин и 17 женщин.

Выходец из лифляндских дворян, Егор Карлович воспитывался в военно-сиротском доме, в 1802 г. начал службу в Софийском (позже Егерском) полку прапорщиком. В чине штабс-капитана участвовал в кампании 1806-1807 гг. против Наполеона, в битвах при Пултуске и Остроленке, в сражении при Прейсиш-Эйлау был ранен навылет в правую руку, получил за это сражение золотой крест и вышел в отставку. В Отечественную войну 1812 г. он вступил в С.-Петербургское ополчение. Был награжден орденом св. Владимира 4-ой степени. За кампанию 1812-1814 гг. получил медаль в память Отечественной войны 1812 г., а ямбургское дворянское собрание преподнесло ему серебряную стопку с изображением герба рода фон Лоде.

Егор Карлович был женат на Устинье Устиновне Пейкер, с 1816 по 1823 год у них родились три сына и две дочери. В это время он служил плац-адъютантом в С.-Петербургской крепости, в 1824 г. перешел на статскую службу в гатчинское городское правление. В 1826 г. был удостоен ценного подарка – бриллиантового перстня «за ревностную службу… прилежную деятельность и усердие».

Только в 1837 году он смог приступить к устройству усадьбы на земле в Наволоке. Барский дом поставили на бровке склона, парадный двор перед ним обсадили с трех сторон деревьями, разбили овальный партер, посадив в его центре вяз, насадили регулярные фруктовые сады. На склоне развели пейзажный парк, окруженный валами. В районе нижней приозерной террасы вырыли пруды, соединив их протоками с озером. От дома в парк вела каменная лестница. По центру парка проложили дорожку-просеку, к северу от которой раскинулся тенистый парк. Южнее устроили полуовальный выступ-терраску, где, возможно, стоял дом садовника. Для большой семьи было необходимо и помещичье хозяйство. Человек практичный, Егор Карлович вынес его за пределы парадной части. Здесь находились соединенный в форме раке скотный двор, конюшни, птичник, свинарник, различные службы и огороды. Вокруг усадьбы были высажены ряды деревьев, что весьма оживляло равнинный пейзаж.

После смерти Егора Карловича в 1844 г. усадьбу унаследовала его вторая жена Елизавета Ивановна, урожденная Корф. В 1850 г. она продала имение соседке – владелице имения Солнцев Берег Анне Романовне Энгельгардт. Ее старшая дочь Екатерина Федоровна в 1856 г. получила по завещанию вотчины своего мужа Константина Михайловича Девиера в Новгородской и Рязанской губерниях, а также Средний Наволок. В 1862 г., после смерти мужа, она выходит замуж за сына декабриста Александра Артамоновича Муравьева. Старинный новгородский род Муравьевых издавна владел в верховьях реки Луги имением Теребони. Александр Артамонович вместе с матерью перебрался в поместье жены Средний Наволок, куда перевез еще в 1867 г. библиотеку из Теребоней, отчего некоторые краеведы стали считать Средний Наволок родовой вотчиной Муравьевых. Эту ошибку можно обнаружить в воспоминаниях С.Д.Шереметьева: «На берегу Череменецкого озера было имение Веры Алексеевны Муравьевой, жены декабриста и ее сына Александра Артамоновича, к которым Софья Михайловна (Шереметьева.- Авт.) была очень расположена».

В 1889 г. Екатерина Федоровна продала имение мануфактур-советнику Карлу Яковлевичу Палю, который направил все усилия на увеличение его доходности, но парк содержал в порядке, даже обновил новыми посадками модных в то время пород: пихты сибирской, тополя белого, ивы белой и различными кустарниками. Созданная в 1830-е гг. в Среднем Наволоке усадьба была примером скромного поместья небогатых владельцев высокой культуры, сумевших на небольшой территории устроить уютный уголок для простой, неприхотливой и содержательной жизни в сельской местности.

Село Большой Наволок – старинное русское поселение. Его название происходит от слова «волочь», «тащить», «наволакивать по суше». Так перетаскивали в старину суда между двумя водными путями, в данном случае между рекой Лугой и озером Череменецким. Издавна село Большой Наволок принадлежало роду Неплюевых. Здесь в 1693 г. родился младший из сподвижников Петра I – Иван Иванович Неплюев, богатая биография которого хорошо освещена в исторической литературе. Селом Большой Наволок владели Василий Иванович Неплюев, затем его сын Исаак Васильевич, потом внук Фрол Исаакович (с 1770 по 1797 год). В то время было в селе 14 крестьянских дворов, душ мужского пола 88 и женского 95. В господской усадьбе стоял «один господский дом деревянный и при нем сад с плодовыми деревьями яблонь, груш, вишен, сливы, красной и черной смородины».

Усадебный участок протянулся от дороги, отделяющей усадьбу от села, до Череменецкого озера. Парадная часть устроена на верхней террасе, вознесенной над уровнем моря более чем на 20 метров. Ее планировка была строго регулярной. Прямая въездная липовая аллея, ориентированная на центр дома, переходила в кольцевую по периметру овала. Внутри была еще одна овальная дорожка, окаймляющая партер, между дорожками насадили липы, крона которых и сейчас напоминает огромный букет, вознесенный на высоту 1,5 метра от земли. По обеим сторонам парадной части, на плоскогорье разбили фруктовые сады и огороды. Барский дом традиционно поставили на краю склона. С правой стороны от дома оформили видовую террасу, выровняли нижнюю прибрежную часть и вырыли пруд, за которым устроили насыпную площадку. По склону разбили липовый парк.

Все: возраст 200-230-летних лип, регулярность планировки, строгость линий, стрижка деревьев – говорят о том, что усадьба была создана в 18 веке Неплюевыми. Очевидно, она строилась на месте старой, подтверждением чему является 300-летний дуб.

В 1797 г. после смерти бездетного Фрола Ивановича Большой Наволок вернулся в род Ивана Ивановича, т.к. достался его внуку Дмитрию Николаевичу. Он здесь жить не собирался, потому что сразу же упразднил домовую церковь, а иконы, ризы, утварь передал в Череменецкий монастырь. В 1802 г. он продал имение тайному советнику Коллегии иностранных дел Гавриле Семеновичу Зимину, после смерти которого хозяином стал в 1806 г. его сын, подпоручик Павел Гаврилович Зимин, владевший поместьем 17 лет.

В 1823 г. оно по купчей перешло к подполковнику Ивану Васильевичу Иванову, а тот в 1830 г. перепродал его жене чиновника 9 класса Марии Ивановне Черкасовой «с землей в 226 десятин, 63 душами крестьян мужского пола, с хоромным строением, с господским домом и флигелями и другими строениями, фруктовым садом». Через 8 лет Черкасова уступила свою часть Большого Наволока великому князю Михаилу Петровичу, владевшему значительной частью Большого и Малого Наволоков.

С начала 18 века эти земли находились в ведении Петербургской Казенной палаты, с 1796 г. подчинялись Ораниенбаумскому дворцовому правлению. Павел I пожаловал их великому князю Александру Павловичу, от которого вместе мс престолом они достались Николаю I, а тот подарил все дворы и земли Ораниенбаумского правления брату, великому князю Михаилу Павловичу. После его смерти имение перешло к вдове, великой княгине Елене Павловне. При ней в старинной усадьбе в Большом Наволоке водворилась вотчинная контора, ведавшая всеми ближайшими селами и деревнями великокняжеской вотчины.

В 1885 г. Елена Павловна предоставила старый фруктовый сад с домом садовника в ведение Августа Ивановича Фельдмана. Сад был обновлен, окружен частоколом. На верхней террасе и по береговой линии были созданы видовые площадки, в протоке устроены каменные каскады, на Миличковом ручье запружен овальный пруд, продолжена обработка рельефа. Новые посадки дубов, кленов, елей, ясеней в нижнем парке размещались свободно. Деревья перестали стричь, они разрослись. По проекту Фельдмана в селе на перекрестке дорог была выстроена каменная часовня в «русском кирпичном стиле», с главой-луковкой и шатровой колокольней, которая стоит и поныне. Елена Павловна завела здесь училище для крестьянских детей с фруктовым садом и фермой при нем. Обучение начиналось с 8-12 лет и продолжалось четыре года, занятия велись с 1 октября по 1 мая, т.к. в это время не было полевых работ.

После смерти Елены Павловны вотчина в 1873 г. перешла во владение ее дочери Екатерины Михайловны, герцогини Мекленбург-Стрелицкой, которая продала Большой Наволок в 1886 г. мануфактур-советнику Карлу Яковлевичу Палю. Как старший сын купца и фабриканта Якова Христиановича Паля, Карл Яковлевич унаследовал от отца чугунолитейный и механический заводы, Александро-Невскую бумагопрядильную мануфактуру, что позволило ему приобрести сразу четыре близко расположенных имения Репьи, Большой, Малый и Средний Наволоки. Деловой человек, он поставил сельское хозяйство на промышленную основу, сеял рожь, ячмень, овес, вику, устроил конно-племенной завод арденских и рысистых лошадей, на фермах разводил рогатый скот лучших пород, йоркширских свиней, кур, индеек, а во фруктовом саду на площади 7 десятин завел пасеку из 78 ульев, насадил массу деревьев: 1532 яблони разных сортов, 122 сливы, 9 груш, 540 вишен, 1000 кустов смородины и крыжовника, 30 гряд клубники и земляники, в восьми парниках выращивал овощи, в оранжереях – виноград, персики; и все это шло на продажу. Вместе с новым садом его усадьба стала занимать 9,6 десятины.

В старинном парке никаких новшеств он не вводил, но содержал его в порядке. Память о последнем владельце Карле Ивановиче Пале хранит посаженная им липовая аллея, соединившая все имения. Любители старины могут найти в окрестностях Большого Наволока археологические памятники древней Руси, открытые в 1927 г.: целую группу из 45 курганов около кузницы, жальники в селе и на сопке крест в окружении вязов.

Деревня Домкино, располагающаяся на западном берегу озера Врево, у северной его оконечности, издавна принадлежала роду Неплюевых, и как Большой и Малый Наволоки и Югостицы, передавалась из поколения в поколение по мужской линии. В 18 в. его наследовали сначала Иван Никитич, затем Иван Иванович и, наконец, Николай Иванович, начавший карьеру военным. Пройдя путь от подпоручика до подполковника, он перешел на гражданскую службу, где дослужился до чина тайного советника.

В 1800 году имение наследовал Дмитрий Николаевич, тайный советник, член Коллегии иностранных дел, но владел им недолго. Оставив себе родовое гнездо в Поддубье, он в 1802 году продал все остальные имения Лужского уезда. Домкино и Пустой Брод купил Михаил Алексеевич Кусовников, богатейший откупщик России. Выходец из купцов, Кусовников смог приобрести первое населенное имение Домкино лишь после того, как в 1799 году получил чин надворного советника.

В 1806 году за пожертвования в пользу учебных заведений его наградили орденом Святой Анны II степени. Своим первым имением Домкино он владел 10 лет. Фотография 1927 года донесла до нас облик выстроенного им усадебного дома. Домкинский усадебный дом – одноэтажный, с мезонином, обязательным портиком, охватывающим повышенный центр. Дом этот простоял 125 лет.

В 1812 году Кусовников продал имение, а именно: «мызу Домкино с деревней Домкина 78 десятин, деревни Надевицы, Госткина 48 десятин, 139 душ мужского пола с крестьянскими и господскими строениями, землей и скотом за 49000 рублей» жене тайного советника Анне Васильевне Бибиковой, сестре поэта и дипломата Василия Васильевича Ханыкова. После смерти Анны Васильевны имение в Лужском уезде, а также каменный дом на Фонтанке отошли дочери Александре Александровне Безобразовой.

Она деятельно занялась не только усадьбой, но и хозяйством, о чем говорит наличие при усадьбе, кроме дворовых – старосты, садовника, столяра, кузнеца, шорника и скотника. Усадьбу она увеличила до 5 десятин 1700 кв. саженей. К старому барскому дому с западной стороны пристроили двор со служебными и хозяйственными постройками. Через него проходила дорога в деревню Домкино, примыкающую к усадьбе с юга. По пологому склону к озеру были проложены прогулочные дорожки плавных очертаний. Самая длинная из них огибала пруд овальной формы, вырытый на уступе, круто обрывавшемся при переходе к низкому берегу.

Перед озерным фасадом в начале 19 в., очевидно, был круглый партер, на котором Безобразова высадила липы, дубы, клены, повторяющие форму круга. По их остаткам можно сегодня определить местонахождение усадебного дома. Правда, старые двухсотлетние деревья теперь нужно искать среди молодой поросли, покрывшей весь парк. В 1870-е годы в южной части деревни была выстроена часовня, но от нее не осталось и следа.

Александра Александровна овдовела рано, детей у нее не было, и в 1886 г. наследники продали имение супругам Глазенапам, Сергею Павловичу и Татьяне Захаровне, урожденной Васильевой. Вскоре усадьба преобразилась. Они заложили рядом с усадьбой молодой фруктовый сад и ягодник, разбитый аллеями на участки. Площадь усадьбы увеличилась на 6 десятин. Однако рождение детей, а их к 1904 году было уже девять – пять сыновей и четыре дочери, потребовалось строительство нового обширного дома. И супруги выстроили такой дом, но не в Домкино, а в Надевицах, где насадили фруктовый сад еще большей площади, а оба сада, в Домкино и Надевицах, предоставили для опытов в распоряжение сельскохозяйственной станции в Бусанах.

Старинная усадьба в Домкино стала научной лабораторией Сергея Павловича Глазенапа. Напротив усадебного дома он выстроил небольшую обсерваторию и не прекращал свои наблюдения за звездами даже в летнее время. К нему в гости приезжали друзья: климатолог и географ А.И Воейков, геодезист и топограф В.В.Витковский, физик Н.Г.Егоров, физиолог Н.Е.Введенский, нейрофизиолог Ф.В.Овсянников.

Интересы Глазенапа были разносторонни. Окончив в 1870 г. физико-математический факультет С.-Петербургского университета, он поступил на службу в Пулковскую обсерваторию, начал изучать астрономию, а уже в 1882 г. защитил диссертацию и получил степень доктора астрономии и геодезии. За работы по двойным звездам он в 1889 г. получил премию Вальса от Парижской Академии наук. При его активном участии было создано Российское астрономическое общество, председателем которого он избирался с 1890 г. Одновременно он был профессором и деканом своего родного факультета.

Выходец из лифляндских дворян, действительный статский советник Сергей Павлович Глазенап и после революции продолжал свою преподавательскую деятельность. В 1929 г. он получил звание почетного члена Академии наук СССР, а в 1932 г. стал Героем Труда. Умер Сергей Павлович в 1937 г. в 89-летнем возрасте.

Домкинская земля до сих пор хранит память о нем в виде твердой квадратной приподнятой площадки, где стояла его домашняя обсерватория. Искать ее нужно среди огородов поселка, распространившегося на всю усадьбу, от которой остались лишь поляны да парковые насаждения.

Усадьба Нежгостицы (Красный Вал) - самая ближняя к Череменецкому монастырю. С середины 19 в. она принадлежала Глинка- Мавриным. Последний из них, Николай Борисович, считал, что имение находилось в их семье со времен Александра Невского. Оно, действительно, издавна было достоянием его предков - бояр Сукиных.

В начале 18 в. владельцем был Яков Иванович Сукин, действительный статский советник, первый товарищ С.- Петербургского губернатора. У него с женой Ириной Федоровной, урожденной Нееловой, было трое сыновей, но Алексей и Николай умерли рано, а третий, Александр Яковлевич, достиг больших чинов, стал генералом от инфантерии, сенатором, членом Государственного совета.

В 1778 г., после смерти отца, Александр Яковлевич унаследовал Лужское имение, состоящее к тому времени из деревень Нежгостицы, Коростовичи, Лог, Килица, Хабалина Гора и частей поселений Точищи, Клескуши, Пантелеичи, Большой Удрай, Щегоща, Шатновичи, Рассохи, Задубье, Заорешье, Старая Середка, Большой и Малый Сырец.

Деревня Нежгостицы (Нежговицы) стояла на берегу реки Быстрицы (Старицы), соединяющей озера Череменецкое и Врево, недалеко от впадения ее в Череменецкое озеро. Речка была запружена, на ней поставлена мучная мельница, а через полотно плотины проходила дорога из Луги в Череменецкий монастырь. В 1783 г. в деревне насчитывалось 18 крестьянских дворов и душ мужского пола 85, женского 90.

Александр Яковлевич создал в 1820-1830-е гг. обширную усадьбу. На плоскогорье разместились постройки, сады и парки. Двухэтажный деревянный с мезонином господский дом поставили на краю плато. Его центр подчеркивал торжественный шестиколонный портик большого ордера, поднятый на высокий цокольный выступ, сложенный из кирпича. В одноэтажных флигелях устроили домовую церковь во имя Св. Александра Невского и кухню. Перед флигелями стояли служебные дома, а по сторонам раскинулись регулярные сады с оранжереями, парниками и теплицами, ледниками, погребами и другими постройками.

От ворот, поставленных на восточной границе усадьбы, к центру господского дома вела въездная аллея, обсаженная деревьями, перспективу которой замыкал портик. По обеим ее сторонам разбили парк в лучших традициях ландшафтного искусства. Дубы, липы, лиственницы, клены, пихты размещались кругами и куртинами на зеленых газонах между прогулочными дорожками. Ближе к дому его сменял регулярный сад.

С одной стороны по краю плато были высажены кулисами разные деревья. Отсюда начинался спуск к озеру. От дома к озеру была проложена широкая аллея-просека.

В 1837 г. все лужское имение унаследовала единственная дочь Александра Яковлевича Анна Александровна, вышедшая в 1824 г. замуж за Семена Филипповича Маврина. Он был значительно старше жены, военную карьеру начал еще в 1782 г гвардии ротмистром, дослужившись до чина подполковника, перешел на гражданскую службу в Сенат. Достиг чина действительного статского советника и был введен в состав Верховного уголовного суда над декабристами.

Семен Филиппович был достаточно богат, имел 4000 душ в Тверской и Новгородской губерниях, да и лужское имение жены было неплохим приданым. У них было три дочери, и Маврины продолжали благоустраивать усадьбу, при которой, кроме прислуги, лакеев, горничных, поваров, конюхов, были управляющий, писарь, двое старост, кузней, мельник, столяр, кучер и пять садовников. Их количество объясняется тем, что в соседней деревне Коростовичи Маврины устроили небольшую усадьбу, где сосредоточили хозяйственное управление лужским имением и насадили большой фруктовый свд площадью 5 десятин. Эта усадьба находилась в одной версте от Нежгостиц, и здесь было немало построек: двухэтажный господский дом, флигеля для рабочих и служащих, конюшни, скотный двор, ледник, бани, гумно, рига, молочня, птичник.

В соседней деревне Задубье на берегу реки Быстрицы они выстроили еще одну мельницу с каменным нижним и деревянным верхним этажами, а также жилой двор с домом для приезжающих помольщиков. Новое здание мельницы в Нежгостицах тоже было двухэтажным, но целиком каменным, а при нем два жилых дома, каменный и деревянный, каретник, конюшня, погреб, кладовые.

Оставшись вдовой, Анна Александровна Маврина много сил положила на лучшее устройство хозяйства, стараясь сделать его рентабельным и доходным. Недаром в 1861 г. Нежгостицы были включены в число образцовых имений Лужского уезда.

В 1860 г. Анна Александровна передала по дарственной право владения имением дочери Александре Семеновне, вышедшей замуж за Бориса Григорьевича Глинку. Свое вступление во владение она отметила тем, что переселила крестьян села Нежгостицы на другое место "ввиду неприятностей, причиняемых крестьянами, усадьбы которых расположены вокруг помещичьей".

Род Мавриных пресекся по мужской линии. В 1865 г. по просьбе Бориса Григорьевича "мнением Государственного совета ему и потомкам дозволено носить фамилию Глинка-Мавриных". Глинки дали России немало выдающихся людей: писателей, ученых, военных, государственных деятелей, в их числе и композитор Михаил Иванович Глинка.

После переселения крестьян Глинка-Маврины не только расширили и благоустроили усадьбу, но построили дачи под аренду. Свой доход они увеличили благодаря покупке еще одной мельницы на реке Быстрице - Карамышевской, где выстроили трехэтажное каменное здание с флигелями для мельника и помольщиков, хлебный амбар, гумно, кузницу и ригу. Увеличили также фруктовые сады в Коростовичах К концу 1880-х гг. в них насчитывалось 3000 яблонь, 10000 кустов крыжовника, смородины и малины, а в оранжереях и парниках немало фруктов и овощей.

Жизнь в усадьбе была поставлена на широкую ногу. Специально для гостей был выстроен новый каменный двухэтажный флигель. Все Глинки были дружны между собой, любили родню и в Нежгостицах гостили подолгу. Дядя Бориса Григорьевича, Владимир Андреевич, после отставки в 1860 г. постоянно жил в Нежгостицах, где и умер, захоронен он в Череменецком монастыре. Еще раньше на монастырском кладбище были похоронены Маврины - родители Александры Семеновны, а вскоре и она нашла здесь упокоение.

В 1889 г. владеть Нежгостицами стали братья Владимир и Николай. После смерти брата в 1893 г. единственным владельцем имения стал Николай Борисович. Он вел разгульный образ жизни, играл в карты, закладывал и перезакладывал имение по частям. В 1903 г. имение было назначено на торги, но продано не было. В 1904 г. за карточные долги имение вновь поступило на торги. Его купила через подставное лицо баронесса Мария Федоровна Байо де Гоезе, урожденная Чернышева, которая сразу же переписала его на барона Армина Евгеньевича Фалькерзама, а сама уехала за границу.

Потеряв имение, Николай Борисович начал войну за его возврат. Благодаря залоговым и тяжбенным документам сохранилось немало описаний усадьбы Нежгостицы. Так, в 1895 г. отмечалось: "Усадьба Вал расположена в красивой местности, на берегу Череменецкого озера. При усадьбе парк в 100 десятин чистого соснового леса". К этому еще добавлялось 8 дач. В 1902 г. в аренду сдавались не только дачи, но и все мельницы, и усадьбы в Голубково и Алтуфьем береге, купленные в 1890 и 1895 гг. пахотные земли, луга, пустоши, корчма. Доход поступал и от продажи белого песка со слюдой, и от рыбной ловли.

В 1904 г. при передаче имения были описаны все строения. Тогда в усадьбе Нежгостицы в хорошем состоянии находились: "трехэтажный барский деревянный дом на каменном фундаменте, два флигеля по сторонам дома, в одном церковь, в другом биллиардная, жилые флигеля - один каменный, два деревянных, каменная оранжерея с квартирой садовника, три каменных вишневых сарая, один деревянный цветочный, двойной каменный погреб со сводами и каменная водоподъемная башня, от которой проведен водопровод в господский дом и оранжереи". Был описан и усадебный дом: "В первом этаже десять комнат, во втором девять и в третьем - шесть комнат... Особенно роскошной отделкой отличаются комнаты первого и второго этажей, печи изразцовые".

В поверочной описи отмечалось: "Окружающая местность имеет живописные виды, прилегает к двум озерам Череменецкому и Врево. В данной местности залегают известняки, ценные по составу. Имение находится посреди имений родовитых и влиятельных лиц, ведущих интенсивное хозяйство... Весьма живописное расположение между двух озер, на возвышенности, прекрасные гигиенические условия, выгодное положение между прочими имениями, оживленность края, удобство путей сообщения. Доходность обуславливается десятью домами-дачами, фруктовым садом, обширным вековым сосновым парком и березовой рощей, которые представляют ценность... Под дачи сдается в усадьбе Вал большой барский дом, два флигеля".

В 1907 г. Фалькерзам оформил доверенность на имение присяжному поверенному М.С.Залшупину, которого банк считал истинным владельцем, поскольку он перевел на себя большую часть закладных. Он продолжил рубку леса, начатую еще Фалькерзамом, продажу и залог участков, строительство дач под аренду, и в результате у него остались лишь усадьба "Нежгостицы, деревня Коростовичи, две мельницы и две пустоши, всего 1850 десятин".

В 1915 г. имение перешло к его жене Сабине- Стефании Яковлевне Залшупиной, у которой оно сократилось до 1170 десятин. Для сравнения в середине 19 в. оно насчитывало 13730 десятин.

В советское время усадьба была превращена в крупную здравницу с новым названием "Красный вал".

:: Навигация
назад на главную
на новый сайт
:: 70 лет победы
:: Символы

ГЕРБ ШКОЛЫ

ГИМН ШКОЛЫ

ГЕРБ ПОСЕЛЕНИЯ

ОПИСАНИЕ ГЕРБА
:: Информационный стенд
» Летний отдых
» Законодательство об образовании
» ФГОС
» Объявления
» Метод совет
» Мероприятия
» Предписания
» Для родителей
» Расписание уроков
» Расписание кружков
» Расписание консультаций
» Расписание звонков
» Правила учащимся
» Безопасность
» Здоровье
» 14 лет - получи паспорт
» ГИА, ЕГЭ
» Календарный график
:: Материалы по подготовке к ЕГЭ
» www.ege.edu.ru
» www.fipi.ru
» www.ege.spb.ru
» www.rustest.ru
» www.edu.ru
» www.mathege.ru
:: Полезные ссылки
» Закон об образовании в РФ
» Электронный дневник
» Дист. обучение
» Министерство образования и науки РФ
» Федеральный портал "Российское образование"
» Лужский обр. портал
» Лужский муниципальный район(муниципальное образование)
» Единое окно доступа к обр. ресурсам
Valid HTML 4.01 Transitional Правильный CSS!
© 2009-2013.
БЛАГОДАРИМ ВСЕХ, КТО ПОМОГАЛ НАМ СОЗДАВАТЬ И РАЗВИВАТЬ ЭТОТ РЕСУРС
страница сгенерирована за 0.0155 сек.